12.6 C
Заречный
Воскресенье, 14 апреля, 2024

Двое зареченцев – военных в отставке – рассказали о буднях на полях СВО

У 48-летнего Виталия и 53-летнего Алексея много общего. Оба военные в отставке, работали на одном предприятии. А когда началась мобилизация, без колебаний отправились в зону СВО. «Если мы офицеры, если государство учило нас, а теперь ему нужна помощь, то нельзя было не пойти», – уверены тоже оба.

Там – «за ленточкой»

Так называют бойцы самые опасные участки фронта. «Сначала многого не хватало. Разместили нас в производственном помещении, где, кроме бетонного пола, ничего, – вспоминает Виталий. – Но почти сразу же начала поступать помощь от администрации города, наших предприятий, зареченцев…»

Сейчас, по словам ребят, у них есть все: Минобороны снабжает, помогают волонтеры. Даже избыток кое-каких продуктов имеется. Постепенно наладили и быт: соорудили крытые беседки-столовые, придумали, как в блиндажах обустроить бани. «В украинских поселках их просто нет, – недоумевает Виталий. – Ни общественных, ни на территории частных домов». Зато мышей – немыслимое количество. Бороться с ними без толку. Так что смахнут их бойцы с бушлата – и вперед».

Однако все эти бытовые хлопоты – только в короткие промежутки между заданиями.

Осколки – в музей

О работе на передовой Алексей и Виталий рассказывали скупо. Только упомянутые вскользь детали помогали понять, что происходит там – «за ленточкой». Так, ребята чуть ли не с юмором вспоминали, как весь вечер выковыривали из бронежилета Алексея осколки. Один из них, кстати, застрял в обереге, который зареченец постоянно носит с собой.

«Талисманы есть у многих бойцов. С виду – суровый мужчина, а в нагрудном кармане… чебурашка, – улыбается Алексей. – Может, дочь подарила, может, дети в посылке прислали». А вот что носит на груди он сам, так и не сказал. Два осколка, кстати, у зареченца попросили в наш музей – как экспонаты.

Нам бы пензенской картошки!

Вообще воспоминания о доме и помощь зареченцев, пожалуй, главное, что придает ребятам силы. «Привезли нам как-то из города маскировочные сети, – вспоминает Виталий. – Открыли мы ящик, а сверху кулек с конфетами. Ребята с криком восхищения «о-о-о!» распотрошили его, как дети».

Картошкой бойцов снабжает Минобороны, но, когда волонтеры привозят фирменную – пензенскую, из других подразделений выклянчивают ведерко-другое.

Соленья и варенья вообще нарасхват. Если поднадоевшие макароны по-флотски есть вприкуску с хрустящим маринованным огурчиком – другое ж дело!

«Ближе к осени зареченские бабушки прислали нам шерстяные носки. Ребята обрадовались, но в очередь за ними не встали. Хотя мы сто раз говорили старшинам – разбирайте, – вспоминает Алексей. – И тут ударили заморозки. Вы бы видели, как к этому мешку ребята бежали – галопом. Ни одной пары не осталось. Просят еще».

«Война нас изменила»

Точнее, сплотила, как сказали Виталий и Алексей. И земляков-зареченцев, и ребят из других областей страны. И 60-летнего комбата, и 22-летнего щуплого паренька, которого местные жители сначала приняли за сына полка. Ведь здесь от каждого зависит твоя жизнь – и не только.

Праздники на фронте ребята тоже встречают вместе. С подарками, между прочим. Как доказательство – часы от личного состава, которые с гордостью показал нам Алексей.

Мир вашему дому

«Представляете, на улицах Ростова светло. Ехал в отпуск через этот город, и горевшие вечером фонари казались чудом, – признался Алексей. – Мы же полгода с наступлением сумерек и до утра сидели в кромешной тьме». И добавил: «А еще я забыл, что такое телевизор. И все пароли к телефону». Нелегко, оказывается, переключить сознание с войны на мир.

Хорошо, что 12-летняя дочка Виталия этого не понимает. Увидев на пороге папу, которого она так ждала, повисла у него на шее и весь вечер не отходила ни на шаг.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

ЧИТАЮТ И ОБСУЖДАЮТ

0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x