-5.7 C
Заречный
Вторник, 5 марта, 2024

Зареченец рассказал, чего боится в зоне СВО и почему важно победить фашизм сейчас

В отпуске он на даче у родителей с удовольствием взял в руки лопату. После бани все родные собрались за столом, наговорились вволю. Отдохнул, как и хотел. А когда остались последние деньки до возвращения в зону СВО, поймал себя на мысли: «Хочу, хочу туда! Тянет… Там тоже дом… Тоже семья».

Да и как иначе? Виктор со своими подчиненными чуть ли не с первого дня их мобилизации. Он потомственный военный. Отец – полковник, пограничник. И сам Виктор уже через год после училища стал начальником погранзаставы в Среднеазиатском пограничном округе. Служил там после вывода советских
войск из Афганистана. В голодные 90-е был вынужден уйти из армии, о чем всегда жалел. Поэтому, услышав о наборе в зону СВО, сразу пришел в военкомат. Сначала брать не хотели: все-таки возраст – 55 лет. А потом взяли.

Подготовка

Виктор к тому времени побывал в Мариуполе, поэтому знал, какая предстоит работа. И еще в Пензе к подготовке вверенных ему мобилизованных подошел серьезно.

«Положено от роты одного медика обучать – я втайне от начальства выделял пятерых, – рассказывает Виктор. – Надо на стрельбище всегда отсылать одного и того же гранатометчика, пулеметчика – я расписывал: сегодня идут эти, завтра эти. Всех подготовил. И сейчас бойцу все равно, что попадет ему в руки: он знает, как с этим обращаться. Стреляет из всего, что стреляет».

В первые дни было сложно сплотить людей гражданских, разного возраста, положения, профессий – не бойцов. Да и пришли они в армию в основном не по своей воле. И с алкоголем боролся: у выпивших отбирал оружие, снимал их на видео и грозил отправить родным. Действовало безотказно. Сейчас все это в прошлом.

Ребята сделали турники и брусья, бегают, отжимаются. Хотят домой вернуться подтянутыми, окрепшими. Это уже сплоченная команда, способная выполнять любые сложные задачи. Не случайно именно к ним съемочные группы с Первого канала и со «Звезды» прислали. «Мы их не ждали. Знали бы – хоть порядок навели. Ну уж как получилось, так получилось», – смеется Виктор.

Самое страшное

Для большинства на войне самое страшное – артобстрелы. Никто не знает, кому повезет, а кому нет. «И это нормально, что у человека есть инстинкт, – рассуждает Виктор. – Но страх надо побеждать. А если ты командир, должен еще и вид показывать: все нормально, ребята. Слушайте папу, и мы все преодолеем».

При этом сам он боится другого. Отец Виктора – одессит. До 2014 года они каждый год отдыхали в любимом городе. Там были родные, друзья. Сейчас связи с ними нет. «Не дай Бог в бою встретить двоюродного брата. Их всех мобилизовали. Страшно об этом даже думать, – признается боец. – Я люблю Украину, колорит разговорной речи, украинские песни, танцы. Люблю простых украинцев. Но я вижу, что жестокое меньшинство запугало большинство. Мы видим в освобожденных селах захоронения – от 500 до 600 человек. Это женщины, дети, старики. Настоящий фашизм. В захваченных блиндажах – свастика. Украинские пленные все в наколках, в крестах, а на спине гепарды, леопарды. Это парни, выросшие после 2014 года. Их учили быть сильными в стае, чтобы убивать слабых. Таких уже никто никогда не перевоспитает. Их даже в плен нет смысла брать – нужно в бою уничтожать. Чем больше мы сегодня поработаем, тем легче будет потом сегодняшним детям. Вот их можно вырастить другими. Сейчас главное – вернуть доверие к России».

Гены такие

Виктору приходится переживать не только за свою роту и за себя. В СВО участвует его сын Дмитрий. Жил в Москве, был офисным работником. И вдруг поставил перед фактом: «Хочу быть мужчиной, защитником. Иду добровольцем». В армии он служил в спецназе, теперь – в разведке, на передовой. Уже есть ранения, медали.

«Мы с ним ни разу не виделись, – рассказывает Виктор. – Но все время на связи. Учитывая его характер, говорю ему: «Поберегись, присядь, не надо хорохориться. Устав кровью написан. Ничего не изобретай!» А он меня поучать пытается».

Друг за друга

Общается Виктор и с подчиненными. Нужно постоянно поддерживать боевой дух ребят, а это непросто. Многие надеялись через полгода домой уехать, но теперь понимают: операция быстро не закончится.

«Мы часто собираемся с ними у костра. У каждого своя печаль, – делится командир. – Кому надо родителям помочь с огородом, рассаду вывезти, кому из погреба все вытащить, просушить. Кто-то переживает: у ребенка выпускной, а я не попаду. Но мы задались целью вернуться к родным живыми и невредимыми. Нас ждут, нас любят. Это стимул учиться, работать, отвечать друг за друга, беречь товарищей. Поэтому я даже в отпуске утром и вечером с ними на связи. И уже хочу к ним вернуться. Там тоже дом. Тоже семья».

Сейчас Виктор уже на фронте. Пока был в отпуске, успел договориться о технической помощи своему подразделению. Особую благодарность он выражает главе города Олегу Климанову, сотрудникам ПО «Старт» Геннадию Кондратьеву и Игорю Гомонюку, а также всему коллективу Центра здоровья и досуга.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

ЧИТАЮТ И ОБСУЖДАЮТ

0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x